17:18 

чай будешь?
жизнь бьет ключом как Уинри Рокбелл.
и да. фанфик. типа мы взялись за перевод и нас надо время от времени пинать. поэтому выкладываю.

Автор: AvocadoLove
Переводчик: Тардис
Бета: ProfFredL, Кнютт
Фэндом: Avatar: The Last Airbender
Персонажи: Хакода, Зуко, Сокко, Катара и другие...
Рейтинг: PG-13
Жанры: Hurt/comfort
Размер: макси.
Статус: в процессе перевода.
Описание: Это была миссия мести. Там не было места выжившим. Но вождь Хакода не смог заставить себя убить мальчика Народа Огня. Вопреки здравому смыслу он принес ребенка домой. И Зуко принял участие в истории племени Воды.

Вождь Хакода ненавидел уборки после битв. Даже если они заканчивались победой.
Он стоял на носу захваченного корабля, тихо наблюдая, как его люди работают группируясь по двое. Они проверяли корабль на наличие полезных вещей и выбрасывали тела своих врагов за борт. Палуба была забрызгана темно-красными лужами крови, вокруг было много тел. Про себя Хакода отметил, что большинство жертв понес противник.
Поверженный корабль был замечен рано утром. Отряд Хакоды преследовал его незаметно. Команда напала ночью, когда луна с высоких небес роняла зловещий свет на поле боя.
У вражеского корабля были только три гибки, и без энергии Духа Солнца люди Огня были слабы.
Вождь Хакода без труда захватил вражеский корабль.
Прохладный ветер треплет каштановые волосы, восходящее солнце отбрасывает длинные тени на лицо мужчины. Он выглядит уставшим.
Как только его люди закончат уборку, они уничтожат корабль. Хакода доверяет лишь своим собственным судам, тем которые были сделаны из натурального дерева, смолы и дегтя. Металл заслуживает быть только на дне океана. Это глубокие воды, Народ Огня никогда не разыщет этот корабль. Потеря корабля не будет большой утратой для них, но даже эта кроха станет благом для Хакоды и сердец его людей.
Это нападение одна из миссий мести.
Прошло три месяца после нападения Людей Огня на Южное Племя Воды. Это случилось, когда большинство мужчин племени были заняты на ежегодной охоте. Потери были ошеломляющими. В то время, когда двое его детей были в безопасности, Хакода потерял жену, Каю… Многие семьи убиты. и часть его сердца умерла вместе с ней.
- Хакода!
Услышав свое имя, молодой вождь обернулся и увидел Юрука, подзывающего его с левого борта.
- Ты должен это увидеть!
Подняв руку, показывая, что он слышал, Хакода спустился на нижнюю палубу. Группа людей собралась вокруг железной спасительной шлюпки. Заинтересованные взгляды членов экипажа были обращены вниз.
Помощник Хакоды, Бато стоял перед ним.
- Татум нашел его во время уборки. – после этих слов Бато отошел в сторону и, Хакода внезапно обнаружил, что смотрит на мальчика.
С его черными волосами и бледной кожей, не было никаких сомнений, что ребенок из Страны Огня, … Он лежал, свернувшись калачиком, прижав колени к груди, и совершенно не замечал собравшейся группы. И понятно почему. Вся шея мальчика была в крови. Это выглядело ужасно. Но это не все. Левая часть его лица сильно обожжена. Обе раны, ясно, были заражены.
- Что за монстры… - прошептал Юрук, но закончить не смог…
Бато положил руку на плечо Хакоды.
- Я помню, ты сказал, что не должно быть никаких выживших.
Сначала это заявление показалось Хакоде непонятным. Но потом он заметил, что мальчик еще дышит. Не смотря на тяжелые раны он был жив.
Все смотрели на вождя, и он почувствовал груз ответственности на своих плечах. Бато прав. Никто не должен был выжить на этом корабле. Прошлое вторжение магов огня унесло жизни двух дочерей Бато.
Это война.
Хакода знал, что не может просить кого-то из своих людей убить мальчика. Это только его бремя. Кивнув, вождь обнажил свой длинный нож.
- Хорошо. – просто сказал он.
Войны не стали спорить. И никто из них не хотел быть свидетелем того, что должно было сейчас произойти. Хакода закрыл глаза и ждал, пока шаги его команды стихнут, потом сжал нож в потной руке. С такими ранами мальчик явно не выживет. Самое лучшее, что может Хакода, это сделать так, чтобы мальчик никогда не проснулся.
Вождь посмотрел на ребенка и понял, что он должно быть одного возраста с его сыном, Соккой…
Он колебался.
Хакода вспомнил сына. Его смеющееся лицо, его хитрый ум… Такой острый для девяти лет. Он был храбрым мальчиком, и просил, чтобы его взяли помочь отомстить за смерть матери. Катара и Сокко ждали возвращения отца. Как он сможет смотреть им в глаза, помня, что убил ребенка?
Занесенная для удара рука упала.
Это не понравится его людям, но Хакода был вождем.… Но мальчик, скорее всего, не доживет и до рассвета.
Мужчина осторожно закутал ребенка в покрывало и взял на руки.
Мальчик Народа Огня спал, не зная, как менялась его судьба в эти минуты.
Вечером того же дня, Хакода решил пообедать в своей личной каюте, на банкете в честь победы. Ему нужно было собраться с мыслями и продумать план дальнейших действий.
Учитывая последнюю победу, он и его люди отыграли четыре военных корабля у народа Огня. Они управлялись парусами, так же, как и у Племя Воды. Воины Хакоды не хотели принимать корабли, но у Водного Племени осталось не так много целых судов. Даже после победы, оставались вещи, которые они уже не смогут починить. Команда устала, нужно возвращаться домой.
Одиночество Хакоды было прервано его другом. Бато стремительно вошёл в салон без всяких предисловий, сопровождаемый запахом плохого вина Нации Огня. Хакода оторвал взгляд от карт и жестом попросил закрыть дверь. Бато был единственным, кто мог вот так прервать его.
- Целитель Касрак, наконец, закончил осматривать мальчика. – сообщил Бато. – Ему придется использовать почти все наши бинты и наверное, все из лечебных средств, чтобы вылечить инфекцию. Он думает, мальчик может спастись, но возможно потеряет один глаз.
Хакода кивнул и вернулся к своим картам. Он знал друга лучше, чем себя самого. Бато занят другим делом, и Вождь решил не мешать ему. Хакода был не в настроении для этого.
Но после короткой паузы Бато снова заговорил.
- Мы многое пережили, но на наших руках нет крови ребенка. Но что, если он выживет, Хакода? Ты знаешь, что будет. Никто не станет терпеть ребенка Народа Огня…
Вождь оборвал его взмахом руки.
- Ему уже 11. Он почти мужчина.
-И что ты планируешь сделать? Провести ему Испытание Зрелости, когда он подрастет?
Вождь посмотрел на друга и увидел холод в его глазах.
- Если мальчик выживет, мы высадим его в порту Царства Земли. Некоторые города до сих пор не участвуют в войне.
Бато удовлетворенно кивнул и сосредоточился на карте в руках Хакоды.
-Тогда возвращаемся домой?
Их следующий маршрут Хакода отметил в руттере.
- Не сразу. Нам нужно осмотреть окрестности. Нет смысла возвращаться, чтобы быть снова атакованными.
Он сделал еще пару небольших отметок и откинулся в кресле, удовлетворенно осматривая свою работу.
- Через месяц мы должны оказаться в наших водах.
- Я передам это остальным?
Хакода кивнул. И скрутил карту в трубку.
-Сообщи мне, если с мальчиком произойдут изменения.
Очнулся Зуко в мире боли. Левую половину лица жгло, куда сильней, чем, пронзало его шею и грудь. Он попробовал что-то прохрипеть, чувствуя что мир вокруг него кружится, покачиваясь из стороны в сторону. Зуко машинально приподнялся, но его пальцы сжала куда более сильная рука.
- Нет, - сказал голос, - Не вставай. Выпей это, мальчик. Я помогу тебе.
Что-то теплое прижалось к его губам - край какой-то чаши. В рот ему влился солёный бульон. Жадно глотая его, Зуко вспомнил о голоде и жажде, которые мучали сильнее боли. Позднее он понял, что бульон был каким-то лекарством. Боль отступала и через пару минут спустя он снова уснул.
Так прошли его первые дни на борту судна племени Воды. Иногда он просыпался от боли под повязкой, которая заставляла его кривиться, иногда просто от голода. Голос просил ничего не трогать, и говорил, что на него способны подействовать только бульон или лечебный чай.
На четвертый день Зуко открыл не перевязанный глаз и увидел нечеткие очертания деревянных стен, густого меха животных и загорелого морщинистого лица, склонившегося над ним.
Потом ничего не было.
На шестой день лихорадка отпустила его и мальчик в первый раз проснулся после более или менее спокойного сна. На этот раз не было твердого голоса, заставлявшего его пить, и когда он поднял руку к лицу, пальцы ощутили мягкую повязку похожую на патч по левой стороне лица.
Что случилось? Где он?
Комната, в которой он был, выглядела большой и темной. Исключение составляла только горящая в углу масляная лампа. Его кровать была не более чем просто соломенный тюфяк, накрытый неким подобием шкуры животного. Зуко молча оглядывал комнату, машинально поглаживая пальцами мягкие края одеяла. Они были какие-то чужие.
Дверь открылась и мальчик вздрогнул, съежившись. Но человек в дверном проеме, казалось, был удивлен не меньше его. Прежде чем войти, он на долю секунды остановился на пороге. В руках у него был поднос.
-Ну... Я вижу тебе уже лучше. Это хороший знак. - он говорил очень сдержанным тоном.
Человек поставил поднос у кровати, и по его лицу пробежался свет от лампы. Дыхание у Зуко участилось. Он не был похож ни на одного человека, которого он вообще видел прежде. Темный, с округлым плоским носом, темными волосами и ... очень-очень холодные голубые глаза.
-Как ты себя чувствуешь? - спросил мужчина.
Зуко уже открыл рот, чтобы ответить, но резкая боль в горле заставила его прекратить это действие. Он не мог даже прохрипеть в ответ. Инстинктивно Зуко потянулся к внезапному источнику боли, но его рука промахнулась.
-Нет, не трогай! - человек взял масляную лампу и поднес её ближе к шее Зуко, чтобы лучше рассмотреть. Он закряхтел от увиденного:
-Должно быть, придется вырезать голосовые связки. Не то, чтобы я был удивлен. Тебе повезло. Тот, кто делал это, не попал по артерии.
Зуко не отвечал. Он не мог.
Но человек продолжал, как ни в чем ни бывало.
-Правда, я не думаю, что ты чувствуешь себя таким уж счастливым. Осмелюсь прогнозировать, глаз ты не потеряешь, но шрам останется.
Он сделал паузу, фыркнув:
-О да, там будет шрам. Шея со временем залечится, а до тех пор будешь использовать вот это.
Человек сунул руку под "кровать" Зуко и выудил оттуда пергамент и кусок угольного мела.
-Напиши своё имя. Сейчас, когда я совершенно уверен в том что ты будешь жить, не хочется звать тебя просто "мальчик".
Болезненно сглотнув, Зуко сделал то, что ему сказали. Он хотел спросить - где он, как он сюда попал? На него напали? Но пальцы так дрожали, что он с усилием вывел свое собственное имя. Когда мальчик подтолкнул пергамент обратно, целитель не выглядел особо довольным.
-Зуко. Святые духи. - Целитель закатил глаза. -Если я только хоть раз слышал имя Нации Огня - это именно оно. Надеюсь, Вождь одарит тебя новым именем племени Воды. -Теперь, - он толкнул пергамент обратно. -Расскажи мне, что ты делал на том корабле? Путешествовал без билета?
Целое мгновение Зуко смотрел, то на мужчину, то на пергамент. О чем этот человек говорит? Что случилось? Разве он помнит... только был он... огонь... боль... Он что-то кричал... И потом все пропало.
Оглядываясь на свои собственные воспоминания, Зуко почувствовал себя очень плохо. Не хотел он ничего вспоминать! Это слишком больно.
Отрицательно покачав головой он отдал пергамент обратно.
На мгновение ему показалось, что целитель ещё раз потребует от него написать об этом. Но он просто пожал плечами и сунув упаковку таблеток под кровать, переставил вперед принесенный поднос.
-Я уверен, будет лучше, если ты расскажешь, когда для этого придет подходящее время. Сейчас посмотрим, можешь ли ты есть твердую еду. Ты вообще помнишь, как есть? - голос мужчины стал добрее. И когда человек приподнял поднос, вкусный запах исходящий от него мгновенно заставил Зуко забыть о своих расстройствах. Он с энтузиазмом кивнул.

@темы: фанфики

   

Avatar:TLA

главная